<< Главная страница

Флойд Уоллес. Ученик






Рассвет чуть брезжил. Комендант Хафнер показался из люка, изумленно раскрыл глаза и тут же скрылся. Минуту спустя он появился снова, на этот раз вместе с Марном, биологом.
- Вчера вы утверждали, что никакая опасность нам здесь не грозит, - начал Хафнер вкрадчиво. - Надеюсь, вы не изменили своего мнения?
Увидев то же, что и комендант, Марн не сумел удержаться и улыбнулся.
- Ничего сметного здесь нет! - рявкнул Хафнер и направился в сторону спящих под деревьями колонистов.
- Миссис Эйсил! - Хафнер наклонился над неподвижной фигурой. Женщина приоткрыла на мгновенье глаза и повернулась на другой бок.
- Миссис Эйсил! - повторил комендант, - я не отношу себя к зевакам. Но все же попросил бы вас что-нибудь накинуть на себя.
Эйсил вскочила и тут же приняла позу женщины, которая вдруг обнаружила, что неожиданно и помимо собственной воли оказалась обнаженной: одеяла, которые должны были ее прикрывать, исчезли, как исчезла и одежда, в которой она укладывалась спать.
Тем временем проснулись остальные.
- Всем к интенданту! - распорядился Хафнер. - Объяснения - потом!
Колонисты побежали к кораблю. Восемнадцать месяцев, которые они провели вместе в тесных каютах, помогли им избавиться от излишней застенчивости. Но, что ни говори, а вдруг проснуться вот так, абсолютно нагишом, да еще не зная, как и куда исчезла одежда, - было не так уж приятно.
- Надеюсь, вы уже пришли к какому-нибудь выводу? - бросил Хафнер, проходя мимо биолога.
От Марна, единственного ученого среди колонистов, всегда требовали готовых ответов на любые вопросы.
- Это, пожалуй, какие-нибудь ночные насекомые, - пробормотал он довольно неуверенно.
Хафнер скрылся в корабле, а Марн стал внимательно осматривать опустевшие заросли. Деревья были невысокие, с листьями цвета бутылочного стекла; кое-где на солнце поблескивали огромные белые цветы.
Вдруг биолог заметил, что снизу, из густой травы, за ним внимательно наблюдают два маленьких сверкающих глаза. Он протянул руку - зверек с писком увернулся. Поймать его удалось только на опушке. Сначала зверек визжал от страха, но потом успокоился и уже на пути к кораблю с аппетитом принялся за куртку биолога...


Комендант Хафнер, слушая Марна, неодобрительно поглядывал на клетку. Зверек был маленький, с редкой и тусклой шерстью - на экспорт таких шкурок рассчитывать не приходилось.
- ...Насекомых, орехи, ягоды, семена, - продолжал перечислять биолог, - одежду... Я бы отнес их к разряду всеядных.
- Значит, это ваше Всеядное будет пожирать посевы?
- Вероятно.
Комендант размышлял недолго.
- Придется вам заняться этой пакостью. А пока - всем ночевать на корабле.
- Это Всеядное... - начал было биолог.
- Ладно, думайте сами, - оборвал его комендант и ушел.
Марн, не слишком обрадованный поручением, остался стоять у клетки. Вот такой же зверек жил на Земле в позднем карбоне - первобытный грызун, с которого, собственно, все и началось. Но здесь, на Феликсе, такой эволюции не произошло. Здесь нет пресмыкающихся, полным-полно птиц и только один вид млекопитающих. Спрашивается - почему? Решить загадку - вот основная задача биолога. А ему придется уничтожать этих занятных животных...


Спустя две недели произошло событие, по сравнению с которым переживания какой-то миссис Эйсил, оставшейся в костюме Евы, показались бы просто смешными. Мыши - черные, белые, пепельные, бурые, с длинными хвостами и короткими ушами или с короткими хвостами и длинными ушами - проникли в склад и стали пожирать концентраты.
Яды не действовали - средство, убивающее одну особь в считанные секунды, почему-то оказалось совершенно безвредным для всех остальных. По сравнению с этими тварями Всеядное казалось просто милым домашним животным. Оставалось последнее средство.
Заказ биолога был исполнен через два дня. Машину принесли на склад в маленькой клетке. Когда клетку открыли, машина выскочила и остановилась в сторонке в выжидающей позе.
- Кошка! - радостно воскликнул кладовщик и протянул руку к мастерски сделанному роботу.
- Осторожней! - предостерег его биолог. - Вы могли прикоснуться к чему-нибудь, что пахнет мышью. Эта штука здорово реагирует на запах.
Кладовщик поспешно отдернул руку. Робот беззвучно скрылся среди развороченных ящиков.
Вскоре бесчинства мышей стали утихать. Комендант был доволен. Но на шестой день утром робот был найден бездыханным под стеллажами, где хранились банки с молочным порошком. Его стальной скелет был смят, шкура из прочного пластика - содрана. Кот, несомненно, сражался: вокруг него валялось штук двадцать или тридцать поверженных врагов. Грызуны победили, используя явный численный перевес.
Марн едва поверил собственным глазам: теперь это были крысы, здоровенные крысы чуть не с кошку ростом. Но ведь Институт биологических исследований, пославший его сюда, утверждал, что на Феликсе крыс нет, как нет, впрочем, и мышей!
Марн собрал мертвых крыс и унес их к себе. Все они были разными. Взять, например, зубы. То встречались крысы, у которых в непропорционально маленьких челюстях гнездились могучие клыки, то попадались экземпляры с миниатюрными зубками, тонувшими в мощных костных структурах. И в строении внутренних органов тоже были различия. Ни разу в жизни Марн не сталкивался с таким странным видом!


Марн сидел в своей лаборатории и снова пытался осмыслить происходящее.
...Колонисты ощупали недра планеты зондом. В верхних слоях было полно останков Всеядных; последние двадцать тысяч лет все было в порядке. Но ниже! Ниже не удалось найти никаких следов жизни - ничего! И только гораздо глубже - на Земле подобные породы можно было отнести к карбону - опять появлялись черепа, кости, целые скелеты. В величайшем изобилии. И как две капли воды похожие на останки земных ящеров.
...Комендант может говорить, что угодно, но Институт тут не при чем. Если Институт определил, что на Феликсе нет ни мышей, ни крыс - значит, их действительно не было в момент обследования. Но тогда - откуда они появились?
...Ящеры. Такие же были и на Земле. Они вымерли, не успев дать начало хозяевам суши - млекопитающим. Те первые и были точь-в-точь как Всеядное.
...С мышами, как будто, удалось справиться, хоть пришлось построить новый склад. А с крысами неплохо воюют терьеры - обыкновенные псы, люто ненавидящие грызунов. Когда-то они здорово помогали в хлебных амбарах на Земле, а теперь им нашлась такая же работа здесь, на Феликсе. Прыжок, щелчок челюстями, рывок головой - и крыса валяется с переломанными костями.
...Мыши появились на Земле гораздо позже, чем животные вроде этого Всеядного. Крысы - еще позже. Но тогда здесь на Феликсе происходит сейчас...


Комендант Хафнер был настроен вполне благодушно, пригласил биолога сесть и даже предложил ему сигарету.
Марн закурил.
- Я полагаю, вы охотно услышите, откуда взялись мыши, - начал он.
- Они же нас почти не тревожат, - снисходительно улыбнулся Хафнер.
- Мне удалось открыть также и происхождение крыс.
- Так ведь и с ними все идет теперь как по маслу.
Марн призадумался, не зная, как приступить к делу.
- Феликса, - произнес он наконец, - имеет климат и топографию земного типа. По крайней мере, последние двадцать тысяч лет. Значительно раньше, сто или двести миллионов лет назад, она тоже напоминала Землю в аналогичную эпоху.
На лице коменданта он увидел вежливое выражение, с каким занятые люди слушают всех, кто старается объяснять им общеизвестные истины.
- И вот сто миллионов лет назад на Феликсе произошло что-то странное, - гнул свое биолог. - Я не знаю, в чем именно было дело. Может быть, флуктуации здешнего солнца. Или нарушение равновесия сил внутри самой планеты. Или столкновение с чем-то космическим. Так или иначе, климат здесь сразу же переменился - и всяческим динозаврам пришел конец. Как и на Земле. Не вымер только прародитель наших Всеядных...
Постарайтесь представить себе характер катастрофы! Сначала выжженная пустыня, затем она превращается в джунгли, потом на этом месте оказывается ледник. Ледник тает - и цикл начинается сначала. И все это происходит на протяжении жизни одного животного, одной особи вида Всеядных! Так продолжается сто миллионов лет...
Хафнер вдруг забеспокоился:
- Вы сказали, что климат стал нормальным двадцать тысяч лет назад. А может он опять сбиться с толку?
- Не имею ни малейшего представления, - честно признался биолог. - Но сейчас важно другое. Дело в том, что выжить здесь было чрезвычайно трудно. Птицы могли перелетать с места на место, и поэтому их сохранилось великое множество. Но из млекопитающих уцелел лишь этот один-единственный вид. Он способен чертовски быстро изменяться, приспосабливаться к новым условиям. Когда мы прилетели, мышей на Феликсе не было, они родились от Всеядных величиной с белку.
- А крысы?
- Это следующий калибр...
- Другими словами, мы никогда не избавимся от этих бестий, - мрачно констатировал Хафнер. - Разве что нам придется уничтожить здесь все живое.
- Вы думаете о бомбе? - спросил биолог. Вряд ли это поможет. Жизнь на Феликсе выдерживала и худшие передряги.
Хафнер надолго задумался.
- А может, нам лучше убраться подобру-поздорову?
- Слишком поздно, - вздохнул биолог. - Вскоре эти животные окажутся на со Земле и на всех остальных освоенных нами планетах...
Комендант ошалело уставился на Марна. На Феликсу прилетело три космических корабля. Один из них остался вместе с колонистами на случай непредвиденных обстоятельств, а два других вернулись на Землю. На них отправлены образцы местной фауны...
- Мы обязаны остаться здесь, - сказал Марн. - Мы обязаны что-нибудь придумать...
Глухой рев за окном прервал биолога. Хафнер вскочил, схватил ружье и бросился к двери. Марн устремился за ним.
Комендант бежал по полю к лесу. На пригорке он резко остановился, припал на одно колено и выстрелил. Рыжая полоса огня ударила по зелени. Слишком высоко.
Он прицелился еще раз и снова нажал на спуск. Зверь подпрыгнул и свалился на землю мертвый.
Минуту спустя мужчины стояли над трупом животного. Нарисовать ему еще полосы на боках - и это была бы точная копия тигра...


Колония не поддалась. Собственно, тигры доставили не так уж много хлопот - это были прекрасные мишени. Но охранять поселок приходилось теперь круглосуточно.
А вскоре Марн заметил, что внутренние органы хищников изменяются странным образом. Тигр, убитый позавчера, был словно гигантский новорожденный котенок; его желудок был приспособлен, похоже, к перевариванию молока, но никак не мяса...
Это был последний убитый тигр.


Время шло, не принося больше ничего пугающего. Животное, перенесшее космическую катастрофу, оказалось бессильным перед человеком... Так, по крайней мере, всем казалось.
Но месяца за три до прибытия очередной группы колонистов животное снова дало о себе знать: на полях появились потравы.
Собаки на сей раз не помогли. Они даже не шли по следу. Хафнер снова мобилизовал колонистов, целую неделю на полях дежурили по ночам, но никто так ничего и не увидел. Охрану усилили, на полях начали ставить сигнализацию - а животное продолжало хозяйничать. Разумеется, там, где сигнализации не было.
И все же на третий день, перед самым рассветом, сигнал прозвучал. Комендант объявил тревогу. А сам вместе с биологом бросился в обход поля, чтобы отрезать животному путь к отступлению.
Они пробирались сквозь заросли, стараясь не шуметь. А животное - оно не то чтобы шумело, но, кажется, не стремилось ускользнуть незамеченным. Во всяком случае, им было слышно, как оно рвет колосья.
Наконец, голубое солнце Феликсы взошло и осветило того, кого они искали. От неожиданности Хафнер опустил ружье, но мгновение спустя вскинул его снова и, сжав зубы, прицелился.
- Не стреляйте! - Марн грудью заслонил цель.
- Я здесь комендант, - злобно прошипел Хафнер. - А это опасный...
- Опасный, - подтвердил биолог, - и поэтому - не стреляйте! Вы понимаете? Здесь прошло всего два года... На Земле на это ушли миллионы лет!
Хафнер медлил, но ружья не опускал.
- Неужели вы до сих пор так ничего и не поняли? - напирал на него биолог. - Веками мы не можем справиться с нашими собственными, земными крысами, так каким же чудом вы хотите...
- Тем более следует начинать сейчас же, - резко возразил Хафнер.
Марн потянул вниз ствол его ружья.
- Нет, вы все еще ничего не поняли! Здесь действует закон прогресса: после тигров появилось это. А если не повезет и этому продукту эволюции, - что они породят в следующий раз? С тем, что появится после, я предпочел бы не ссориться...
Оно услышало их голоса. Подняло голову и осмотрелось, а потом не спеша направилось в сторону рощи.
Биолог негромко окликнул его. Оно остановилось в тени деревьев.
Хафнер и Марн положили ружья на землю и медленно пошли туда. Руки они протянули в стороны в знак того, что идут без оружия.
Оно вышло из-за деревьев навстречу. Голое - не успело еще придумать себе одежды. Оружия у него тоже не было. Оно сорвало с дерева огромный белый цветок и несло его перед собой в знак мира.
- Поразительно, - пробормотал Марн. - Выглядит взрослым, хотя этого никак не может быть... Страшно хотелось бы мне осмотреть...
- Меня больше беспокоит, что у него на уме, - угрюмо отозвался Хафнер.
Флойд Уоллес. Ученик


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация